Письмо Да Винчи

«Словом, - заключает он свой список, - применительно к разным обстоятельствам буду проектировать различные и бесчисленные средства нападения». И потом добавляет, как будто вспомнив: «Во времена мира считаю себя способным никому не уступить как архитектор в проектировании зданий и общественных, и частных, и в проведении воды из одного места в другое. Также буду я исполнять скульптуры из мрамора, бронзы и глины. Сходно и в живописи - все, что только можно, чтобы поравняться со всяким другим, кто б он ни был». Под конец Леонардо рисует заманчивую перспективу: «Смогу приступить к работе над бронзовой конной статуей, которая будет бессмертной славой и вечной честью блаженной памяти отца вашего и славного дома Сфорца».
Удивительное письмо, где Леонардо характеризует себя как художника только в шести из тридцати четырех строк, показывает, как быстро он сумел усвоить дух этого северного города, представляя свои многочисленные таланты в той последовательности, в какой, по его расчету, они должны были заинтересовать Лодовико.

Письмо может показаться хвастливым, однако все предложения Леонардо были серьезными и тщательно продуманными. Без сомнения, он изучал работы ведущих военных инженеров своего времени, как говорит об этом в письме. В Атлантическом Кодексе - два с половиной десятка листов с рисунками военных механизмов, относящимися ко времени жизни Леонардо во Флоренции, и еще свыше сорока в чуть более позднем стиле. Сопоставив все перечисленное в этом письме с сохранившимися рисунками Леонардо, Кеннет Кил доказал правомерность каждого из его притязаний. И действительно, в последующие годы Леонардо был востребован как специалист во всех областях, указанных в письме к Моро.

партнерская реклама