Художник-декоратор

Одной из непременных обязанностей придворного художника в эпоху Возрождения было оформление обстановки и декораций (включая все необходимое убранство, костюмы и временную архитектуру) для дворцовых празднеств, пышных зрелищ и театральных представлений. С помощью этих зрелищ художник создавал для двора образы величия, богатства и могущества, которые властитель желал продемонстрировать подданным. Двор Сфорца в Милане славился нарочитой роскошью своих зрелищ, устраивавшихся в дни ежегодных религиозных праздников и по случаю блестящих аристократических бракосочетаний. Леонардо прекрасно сознавал важность собственной роли в организации блистательных зрелищ. Он отдавал этой работе много времени и сил и добился в ней не менее превосходных результатов, чем в других областях своей творческой деятельности. Более того, как отмечает Арасс, «своей прижизненной славой Леонардо во многом был обязан собственному непревзойденному таланту в искусстве эфемерного».
Театральные представления предоставляли Леонардо идеальную возможность для проявления его неистощимой изобретательности и блестящих способностей постановщика и оформителя. Во многих придворных пьесах он выступал и как режиссер-постановщик, и как декоратор, и как художник по костюмам, и как гример, и как изобретатель сценических механизмов. Леонардо внимательно изучал все эти театральные искусства и ввел в них много новшеств. К примеру, именно он впервые в истории театра сконструировал сцену с поворотным кругом и стал поднимать занавес (прежде его просто сбрасывали на пол в начале представления).

В постановках наиболее сложных представлений Леонардо объединял свои навыки живописца, художника по костюмам, композитора и инженера для создания совершенного зрелища с движущимися декорациями и «спецэффектами», устроенными при помощи его сценического оборудования. Для современников Леонардо эти представлени я граничили с волшебством и повергали их в чуть ли не священный трепет. Так, в постановке «Данаи» Бальдассаре Такконе Леонардо создает потрясающую иллюзию превращения Зевса в золотой дождь и Данаи - в звезду. Во время метаморфозы с Да-наей зрители видели, как звезда поднимается к небесам в сопровождении звуков столь мощных, что казалось, дворец вот-вот обрушится. Работая над постановкой пьесы Анджело Полициано «Орфей», Леонардо изобрел систему зубчатых колес и противовесов для создания горы, которая внезапно раскалывалась и оттуда под устрашающие звуки появлялся освещенный «адскими» огнями Плутон, поднимавшийся из недр преисподней на своем троне. Такие захватывающие представления прочно утвердили за Леонардо славу блестящего инженера и несравненного кудесника сцены.

партнерская реклама