Душа живописи. Живопись намного выше скульптуры?

Свои научные идеи Леонардо скрывал, зато собственными взглядами на живопись охотно делился с учениками и коллегами-художниками. После него осталось свыше шестисот страниц подробных указаний живописцам, охватывающих все аспекты его живописной науки и мастерства.

Из этого огромного массива, разбросанного по восемнадцати записным книжкам (большая часть которых, как говорилось выше, утрачена), друг и ученик Леонардо Франческо Мельци скомпилировал знаменитую антологию Trattato della Pittura - «Трактат о живописи». Впервые опубликованный в 1651 году, этот трактат вскоре был переведен на все европейские языки и на протяжении трех столетий оставался классическим трудом для начинающих художников. Первая часть трактата, так называемое «Рагадопе» («Сравнение»), представляет собой длинное полемическое рассуждение, в котором живопись сопоставляется с поэзией, музыкой и скульптурой. В XV веке подобные дискуссии были в моде, и в высшей степени оригинальные аргументы Леонардо в пользу живописи настолько искрометны и остроумны, что без труда можно представить, как он приводил их в реальном споре.

«Живопись, - заявляет он, - служит более достойному чувству, чем поэзия, и с большей истинностью изображает творения природы, чем поэт...» И продолжает в более легком тоне: «Выбери поэта, который описал бы красоты женщины ее возлюбленному, и выбери живописца, который изобразил бы ее, и ты увидишь, куда природа склонит влюбленного судью». Музыка должна называться «младшей сестрой живописи», полагает Леонардо, так как она «складывает гармонию сочетанием своих пропорциональных частей. Но живопись превосходит музыку и господствует над нею, ибо она не умирает непосредственно после своего рождения, как несчастная музыка...» А как же скульптура? Ведь никакая картина не переживет мрамор или бронзу. Действительно, признает Леонардо, скульптура «больше противостоит времени»; и все же живопись намного выше скульптуры, ибо последняя «не изобразит вещей блестящих и прозрачных, равно как и завуалированных фигур, показывающих голое тело из-под надетых на них легких тканей, она не изобразит мельчайшей разноцветной гальки под поверхностью прозрачных вод»; скульпторы «не могут изобразить прозрачных тел, не могут изобразить ни светящихся тел, ни отраженных лучей, ни блестящих тел, как-то: зеркал и подобных полированных вещей, ни облаков, ни пасмурной погоды, ни бесконечно многого того, чего я не называю, чтобы не надоесть».

партнерская реклама