Эмоции и душевные проявления в живописи

Леонардо Да Винчи вполне резонно считал, что для передачи душевных состояний и эмоций художник должен запечатлевать вызываемые ими жесты. Важнейшая задача художника, утверждал он, состоит в том, чтобы фигура «выражала жестами страсти своей души». Леонардо был убежден в том, что высочайшее призвание художника - живописать телесные выражения человеческого духа. Именно в этом он достиг совершенства, о чем свидетельствуют его зрелые произведения.

Искусствовед Ирма Ричтер в вводных замечаниях к своему классическому сборнику отрывков из записных книжек Леонардо пишет, что для него «человеческое тело было внешним, зримым выражением души; форму телу придает дух». Ниже мы увидим, что это воззрение на душу и дух, не искаженное дуализмом души и тела, провозглашенным в XVII веке Рене Декартом, прекрасно согласуется с концепцией «телесного человека» в современной когнитивистике.
В отличие от Декарта, Леонардо никогда не считал тело машиной, несмотря на то что сам был блестящим инженером, разработавшим бесчисленное множество механических устройств. Он ясно сознавал и великолепно запечатлел тот факт, что анатомия животных и человека предполагает механические функции. «Природа не может без механических приспособлений... сообщить движение животным», - пояснял Леонардо. Но это не означало для него, что живые существа являются машинами. Леонардо лишь считал, что для понимания движений тела животного ему нужно исследовать принципы механики, чем он и занимался углубленно и систематически многие годы.

Он отчетливо понимал, что телесные движения производятся механическими средствами; однако первопричина этих движений, по его мнению, находится в душе, имеющей отнюдь не механическую природу.

партнерская реклама