Кевин Спейси

Кевин Спейси

Карьера: Актер

Дата рождения: 26 июля 1959, знак зодиака лев

Место рождения: США, южный

Кто такой Кевин Спейси? "То есть как это кто?! Он - счастливчик, получивший "Оскара" за лучшую мужскую роль в "Красоте по-американски"!" - наверняка ответит любой человек, мало-мальски интересующийся кино. Но мы повторим вопрос: кто такой Кевин Спейси?

Кевин Спейси

И от людей, относящихся уже к породе киноманов, услышим: "Это артист, сыгравший в таких-то известных спектаклях, снявшийся в таких-то фильмах и пять лет вспять ставший обладателем "Оскара" за образ второго плана в картине "Обычные подозреваемые". И все? А если поподробнее? Вкусы, слабости, личная существование?.. Следует долгое безмолвие... И ясно. Ведь тут мы сталкиваемся с подлинным "феноменом Спейси": о личной жизни дважды лауреата неизвестно на практике ничего и восторженным поклонникам, и более того ушлым голливудским репортерам.

Судите сами. На протяжении последнего времени в нескольких дорогих журналах, крайне компетентно занимающихся светской хроникой, постоянно появлялись портреты Кевина с разными женщинами, и на каждом из них была подпись: "Спейси с женой". Многоженец прямо-таки. Синяя Борода. И это при том, что в свои сорок артист умудрился ни разу не связать себя узами брака. Впрочем, по порядку. Вернемся в те времена, когда портреты Кевина не интересовали ещё никого, помимо его любящих родственников.

Он появился на свет 26 июля 1959 года в Нью-Джерси, вырос в Калифорнии, в семье был младшим из трех детей и при рождении получил имя Кевин Фоулер. По неподтвержденным слухам, девичью фамилию матери - Спейси - он взял в самом начале своей карьеры. Ему казалось, что словосочетание "Кевин Спейси" будет инициировать у продюсеров приятные подсознательные ассоциации с именем великого Спенсера Трейси. (В подростковом возрасте он был страстным поклонником классического черно-белого американского кино. Биографии некоторых звезд, в том числе и Трейси, знал наизусть и считал их изумительными образцами для подражания.)

При этом сам образцовым молодым человекам отнюдь не был. Однажды по злому умыслу сжег шалаш, с любовью построенный его сестрой на ветвях огромного дерева. Папа, ученый средней руки и автор нескольких учебников, втайне мечтавший о карьере большого писателя, пришел в бешенство и отправил сына в военную школу. Армия, она и в Америке вс. Но доучиться тут до конца Кевину не пришлось. Однажды, в пылу обычной мальчишеской драки, он звезданул противника автомобильной шиной. И в результате единственный оказался в санчасти, а второй - за воротами школы.

Но зато в следующем учебном заведении он увлекся драматическим искусством и начал участвовать в любительских спектаклях. Между прочим, его партнерами по школьной сцене были Мэр УИНнингем и Вэл Килмер, в будущем в отдалении не последние люди американскою кино. А Вэл одно время более того считался его закадычным приятелем и как раз он убедил Кевина продолжить обучение в "Джульярде", школе драматического мастерства. "Вэл поступил на два года раньше и убеждал меня наконец-то отважиться и одолеть путь собеседование, если я в действительности хочу сделаться актером В результате его последние и мои первые два года мы учились вместе", - при этих словах губы Спейси трогает улыбка умиления. Как же, как же! Школьные годы чудесные, с дружбою, с книгою, с песнями...

Как, должно быть, мило сегодня было бы повстречаться двум старым и знаменитым приятелям! Как бы не так.

Вэл Килмер: "Кевин украл монеты у моего отца, потому я с ним не разговариваю... Мы вкупе учились в "Джульярде", но он славно знал моего отца ещё со времени учебы в общеобразовательной школе. Однажды Кевин сказал моему отцу, что его выгонят с факультета, потому как что денег у него нет, а все студенческие займы он уже использовал. И папа выписал ему чек. Только следом стало известно, что к тому времени Кевин уже принял вывод кинуть учебу и нетрудно выманивал у отца капиталы. Годовая плата за обучение составляла тогда рядом восемнадцати тысяч... Отец-то думал, что мы с ним лучшие друзья, и сразу выписал чек. Через немного лет я встретился с Кевином, он к тому времени уже снимался в кино и, по-моему, уже получил театральную премию "Тони". Он, кажется, был рад еще раз увидеться со мной, но я сказал ему: "Поздравляю, дела твои идут замечательно! Но не забудь, что ты должен финансы моему отцу. И мне не о чем изрекать с тобой, в то время как ты не отдашь долг". После той встречи он отправил отцу... тысячу долларов и записку, в которой как-то пытался оправдаться. А ныне мой папа уже умер. И один выход, думаю, - приневолить Кевина уплатить за образование моих детей".

А вот с Мэр Уиннингем все было по-другому. Без темных пятен. Без обид. Когда-то в школьной постановке "Звуков музыки" они играли Капитана и Марию. И когда в 96-м оба в то же время были номинированы на "Оскара", Кевин получил такую телеграмму: "Капитан фон Трепп! Поздравляю с номинацией! Мария".

Его карьера начиналась с исполнения пародий, в ночных клубах, а после этого со сценических ролей. И хотя названия театров были довольно громкими, трудиться приходилось в дублирующем составе. Но, более того находясь в подобном положении, он сумел отличиться - когда режиссер Майк Николс ставил "Смятение", Кевин предложил подстраховать на эпизод болезни или других уважительных причин... как пить дать всех актеров, занятых в спектакле! А потому как играли в нем только звезды и то единственный артист, то прочий оказывался занятым на съемках, он на практике всех поочередно и продублировал! Причем блестяще! Восхищенный Николе не остался в долгу. В конце восьмидесятых он привел Кевина в кино, пригласив на роли в "Изжоге" и "Деловой девушке". Да и вообще аккурат в эти годы судьбина улыбнулась Спейси. Улыбнулась, истина, немного криво: с одной стороны, он стал заметной фигурой на телевидении, получил вышеупомянутую премию "Тони" в театре, но с прочий - в большом кино, как он сам говорит, на долгое время увязнул на ролях "лучших друзей главных героев". Впрочем, нет худа без добра. Ведь как раз образ второго плана и принесла ему первого "Оскара"! После "Обычных подозреваемых" продюсеров как прорвало: немного того, что последовали работы в таких фильмах, как "Время убивать", "Секреты Лос-Анджелеса" и "Специалист по переговорам" ("Переговорщик"), Спейси ещё и дебютировал в режиссуре, поставив "Альбине Аллигатора".

Кевин вздохнул тогда с облегчением ещё и оттого, что режиссеры наконец-то перестали понимать его как актера, годного только на амплуа всякого рода маньяков-неврастеников, бандитов и интриганов. Действительно, многие годы постановщиков привлекала как раз его ординарная наружность, за которой чувствовалась несгибаемая природа. Человек из толпы, невзначай заглянув в глаза которого, не возбраняется узреть темную бездну. Разве не таким должен был быть, в частности, страшный злодей в "Обычных подозреваемых", тот, что на протяжении всего фильма кажется безобидным калекой и только в конце обнаруживает родное истинное лик человеческий?! Разве злодеи не явные, а те, кто хоронится под маской рядового обывателя, не самые страшные? И хотя сам Спейси говорил, что его "привлекают персонажи, у которых этический кризис или этический распад", ему все же хотелось и других ролей. (К слову, режиссеры неизменно ценили незвездную манеру игры Кевина. Даже став знаменитым, он не перетягивал одеяльце на себя. На съемочной площадке он имеет обыкновение блестяще подшучивать и импровизировать, приводя в экстаз всех окружающих. Но перед камерой свой недюжинный .гений показывает не безотложно, а что надо продуманными дозами, по нарастающей.)

К тем же славным временам карьерного взлета и естественного обострения интереса обывателей к его особе относится и принятое им заключение намертво прикрыть от посторонних зрачок свою личную бытие. "Раньше люди, с которыми я невзначай сталкивался в магазине, украдкой всматривались в мое лик человеческий, пытаясь вспомянуть, где же они видели меня, а опосля учтиво спрашивали: "Простите, мы не знакомы? Может, мы учились в одной школе?" Теперь же, когда я получил "Оскара", они, как лучшие друзья, кидаются мне навстречу с широкой улыбкой: "А, Кевин! Как дела? 0'кей?" И ради чего мне это нужно? - мозговал тогда Спейси. - Ведь до сих пор я безмятежно мог прогуливаться с собакой по округе, и никто меня не узнавал. Стараясь быть незаметным, я осознанно избегал карьерных шагов, которые могли бы доставить мне кучу денег. Зато, бреясь утром, я мог с чистой совестью обозревать себе в глаза... И как быть дальше? Может, плюнуть на все принципы, а чтобы не краснеть перед зеркалом, бороду отрастить?"

Но до бороды занятие не дошло. Просто в общении с журналистами Кевин занял глухую оборону: "Они хотят вещать о ваших любовницах. Они хотят располагать информацией всю подноготную вашей жены. Они хотят располагать информацией все и считают, что имеют полное право на это. Понятно, у нас свободное среда. Но эта же воля дает мне полное право на каждый их вопросительный мотив ответить: "Нет!" Я хочу гутарить только о своей работе. Все, что находится за пределами этой темы, - мое личное занятие. Я понимаю, им нужно отдать журнал. Но не исключаю, что если меня обвинят в чем-то окончательно уж запредельном, в частности, в расистских высказываниях или краже в магазине, занятие дойдет до суда".

До суда покуда занятие не доходило. В краже бутылки пива в супермаркете Кевина никто не заподозрил. Но и на сто процентов избежать слухов о себе ему не удалось. Ведь одно занятие в реакция на щекотливые вопросы калякать только "нет!", другое - какие выводы из этого категорического отказа могут быть сделаны. Однажды журналисты, уставшие от безуспешных попыток раскопать хоть какую-нибудь завалящую любовницу Спейси, задали ему лобовой вопрос: "Вы - гей?" А Кевин, вместо того чтобы прикрыть тему обычным способом, нежданно-негаданно смутился. "Я подумал тогда, что если что-то отвечу, то это будет смотреться так, подобно тому как я оправдываюсь. И я сказал:"Меня тот самый вопросительный мотив оскорбляет. Вас это не касается и не должно касаться". Догадайтесь с одного раза, какой вывод сделали акулы пера позже подобного ответа?..

Но зато у актера хватило сообразительности не реагировать на статьи, в которых мусолилась задача его нетрадиционной сексуальной ориентации. Более того, как-то он обмолвился, что на его взаимоотношения с женщинами они никак не повлияли. Те либо не читали статьи, либо старались "переориентировать" заблудшего Кевина. Имена этих героинь по-прежнему неизвестны. Впрочем, целиком вероятно, уже. в ближайшие дни Кевин расколется. Во всяком случае, он уже нашел в себе силы вымолвить следующее: "Да, у меня есть девица. Пару лет обратно мы более того говорили с ней о ребенке. Но тогда я вынужден был сказать: "Извини, покуда я должен заниматься своей карьерой". Недавно мы сызнова вернулись к этому разговору. На самом деле я весьма хочу детей". На просьбу прозвать имя этой девушки он ответил любимым "нет!", но весьма надо думать, что зовут ее Дайана Дрейвер. Не ненароком же аккурат в ее обществе он неделю обратно и появился на церемонии "Оскара".

Мать Спейси была секретаршей, а папа всю бытие мечтал сделаться серьезным писателем, но вынужден был писать всего только технические учебники, непрерывно разъезжая по Южной Калифорнии в поисках работы.

Из Военной академии Спейси перешел в школу в Чатсворте, где увлекся драмой и актерским мастерством. В школьных спектаклях он блистал в главной роли в мюзикле "Звуки музыки". После школы, благодаря советам и поддержке бывшего одноклассника Вэла Килмера, Спейси решил продолжить драматическое образование.

Отсутствие университетского диплома не помешало Спейси потом переезда в Нью-Йорк сквозь некоторое время сделаться одним из самых заметных актеров на Бродвее. Дебютировав на сцене в 1981 г., в 1982 г. он уже был отмечен критикой за образ в ибсеновских "Призраках", где его партнершей стала Лив Ульман.

В 1986 г. Спейси был счастлив тем, что ему в первый раз довелось репетировать со своим любимым учителем Джеком Леммоном в бродвейской постановке "Долгий день уходит в ночь". Через 14 лет, получая "Оскара" за образ в "Красоте по-американски" (1999), Спейси благодарил Леммона за все - за то, что Джек стал его главным советчиком, другом и более того отцом, с тех пор как умер близкий папа Спейси.

Дебют Спейси в качестве киноактера состоялся в роли карманного вора в картине "Горячее сердце" (1986). После нескольких проходных ролей в фильмах и сериалах карьера Спейси молниеносно начала набирать обороты. В год Спейси успевал сняться самое малое в двух картинах. В 1988 г. он успел посетить уолл-стритским клерком в "Деловой женщине" и Ричардом Осборном в "Генри и Джун". В 1990 г. - Кларенсом Дэрроу в "Дэрроу". В 1992 г. последовала картина "Гленгарри Глен Росс", где Спейси сыграл самого настоящего кровопийцу и вымогателя, но зато сызнова поработал с любимым и почитаемым Джеком Леммоном. Кинематографическая занятость не мешала театральным успехам: в 1991 г. Спейси был удостоен театральной награды Тони.

После актерской "разминки" последовали по-настоящему сложные и интеллектуальные работы. В 1995 г. Спейси получил "Оскара" за образ второго плана, сыграв преступника, виртуозно водящего за нос следствие, в "Подозрительных лицах". На церемонии вручения высшей кинематографической награды Америки Спейси, в различие от подавляющего большинства светских персон, пришел не со своей девушкой, а с мамой - и обещал продолжать в том же духе. Обещание было исполнено на "Оскаре-99".

Фильм-нуар "Секреты Лос-Анджелеса", где Спейси сыграл совестливого полицейского, стал Каннским фаворитом 1996 г. Это помогло Спейси притянуть заинтересованность к своему режиссерскому дебюту - драме "Альбино Аллигатор", вышедшей в том же году. После такого успеха Спейси был осыпан самыми разными предложениями. Он принял участие в экранизации романа Джона Гришема "Время убивать" и документальной ленте Аль Пачино "В поисках Ричарда" (оба - 1996).

В следующем году Спейси сыграл антиквара, обвиненного в убийстве собственной возлюбленной в картине "Полночь в саду добра и зла" Клинта Иствуда, а в 1998 г. драма "Переговорщик" свела Спейси с Сэмюэлем Л. Джексоном, о котором Спейси завсегда был шибко высокого мнения. Кроме удовольствия поработать с уважаемым коллегой Спейси получил крайне ощутимый гонорар в $4,5 млн, перейдя таким образом в список актеров самого высокого эшелона.

Настоящим триумфом Кевина Спейси стал год 1999-й. В дебютной кинокартине театрального режиссера Сэма Мендеса "Красота по-американски" Кевин Спейси в конце концов смог отбояриться от надоевшего образа лукавого и изворотливого типа. Его герой Лестер Бернхэм не психопат, не правонарушитель и более того не мерзавец. Он нетрудно несчастливый супруг, тот, что не любит свою работу и недоволен всей своей прожитой жизнью. Поэтому в одно прекрасное время разворачивает свою судьбу на 180 градусов. "Красота по-американски" - драма, где рассказывается о жизни в периферии, о желании, о любви, кризисе среднего возраста и о том, что на самом деле происходит в душе среднестатистического добропорядочного гражданина.

партнерская реклама