Чарльз Спенсер Чаплин

Чарльз Спенсер Чаплин

Карьера: Актер

Дата рождения: 16 апреля 1889, знак зодиака овен

Место рождения: Лондон, Великобритания

Чарльз Спенсер Чаплин

Увы, начало их семейной жизни омрачил судебный процесс, который Берри затеяла против Чаплина, предъявив иск об отцовстве ее ребенка. Судья вынес решение о необходимости проведения анализа крови на ДНК. Результат разочаровал всех скандалистов и врагов Чарли: он ни в чем не был виноват, ребенок был не его, девушка обманывала. И все же, ко всеобщему изумлению, судья вынес вердикт: Чаплин все равно должен выплачивать матери ребенка необходимое пособие. Многие увидели в этом решении суда еще одно подтверждение того, что Голливуд никогда не любил гениального актера.

"В тот самый закат дня я долговременно бродил по улицам Нью-Йорка, - вспоминал Чарли Чаплин в своей книге, - заглядывая в витрины магазинов, и подолгу, без всякой цели, стоял на перекрестках. Что со мной происходит? Казалось бы, я добился апогея славы. И вот я, шикарно облаченный юный дядя, стою на перекрестке, а сходить мне некуда. Все меня знают, а я никого не знаю. Я заглянул к себе в душу, и мне стало жаль себя - меня охватила грусть".

Это происходило в те дни, когда Чаплин вернулся в Нью-Йорк из Лос-Анджелеса следом окончания его контракта с фирмой "Эссеней", второй фирмой, где он снимал свои фильмы. Находясь в Лос-Анджелесе, артист не подозревал, какой невероятной популярностью пользуются его фильмы в Нью-Йорке, а вследствие того что обрушившаяся на него слава практически ошеломила его. Мечты сбывались. Третий в его жизни контракт с кинокомпанией - на тот самый раз он выбрал "Мючуэл" - был заключен на сумму 670 тысяч долларов. С нищетой и унижениями было покончено навечно.

Чарли Чаплин родился в Англии, вырос в ужасающей бедности. Его мама, бывшая старлетка дешевого варьете, до срока лишилась голоса, бросила театр и зарабатывала жалкие гроши шитьем. Муж ее, также артист, покинул ее, когда Чарли исполнился год. Отец на практике ничем не мог подсобить бывшей жене, своему сыну Чарли и пасынку Сиднею, старшему брату Чаплина. Наконец положение их стало совершенно отчаянным, мама ушла в работный здание, а детей сдала в приют. Вынужден был сходить трудиться и Сидней, а когда умер папа, Чарли кинул школу и присоединился к брату.

В шестнадцать лет Сидней получил местоположение горниста на пассажирском корабле и ушел в плавание, а в это время заболевшую матушка отправили в психиатрическую больницу. Чарли продавал газеты, клеил игрушки, работал в типографии, в стеклодувной мастерской, в приемной врача и так дальше, но у него была заветная греза. Однажды Чарли отправился в театральное агентство и поинтересовался, нет ли у них в каком-нибудь спектакле роли для мальчика. Его зарегистрировали и сказали, чтобы он ждал вызова. Когда Чарли было двенадцать с половиной лет, он получил первую образ в театре. Начались скитания по Англии в составе второсортных театральных трупп, но это и была та актерская учебное заведение, которая сделала его Великим Комиком Чарли Чаплиным.

Именно тогда, будучи уличным артистом, Чарли в первый раз женился. В автобиографии артист более того не упоминул о том браке, словно его и не было. Ну ещё бы, ибо ему было тогда шестнадцать, а его жене и того меньше! Они "разбежались" достаточно резво, но сына Сиднея, родившегося от этого брака, Чаплин оставил у себя. Не писал он и о том, где и с кем был его первостепеннный дитятко, когда вкупе с труппой Карно Чаплин в первый раз приехал на гастроли в США. Единственное, что может ориентировать на то, что он хватал ребенка с собой, - это манера Чарли существовать неизменно особняком от артистов труппы. Но, вероятно, это только подтверждение его любви к одиночеству. Выступления в Америке прошли достаточно удачно, и Чарли был очарован этой страной. На гастролях в Штатах он зачастую влюблялся в хорошеньких актрис, но о серьезных намерениях не было и речи. Обжегшись на первом браке, Чарли предпочитал сейчас только девушек из кварталов "красных фонарей", куда актеры отправлялись кутить большими шумными компаниями.

Во время следующих гастролей в США Чарли начал откладывать доллары на счет в банке. Он мечтал заняться свиноводством... Но гастроли ещё не подошли к концу, когда предприятие "Кистоун" пригласила Чарли сниматься в кинокомедиях за сто пятьдесят долларов в неделю. По тем временам для начинающего артиста это была превосходная оплата. Кинокомедии с участием Чаплина имели-успех. Однако режиссеров нередко раздражали советы Чаплина, и тогда он решил сам снимать свои фильмы по собственным сценариям. Работа чрезмерно увлекла его, чтобы считать о новой семье, но это не значит, что влюбчивый артист спал единственный.

"Мне тогда, в 1914 году, чуть исполнилось двадцать пять лет, я был в расцвете молодости, влюблен в свою работу, и не только в силу того что, что она принесла мне счастливый момент. В ней было особое очарование: вероятность встречаться со всеми знаменитыми кинозвездами... И тут изумительно красивая барышня, Пегги Пиерс, с изящно очерченным личиком, прекрасной белой шейкой и очаровательной фигурой, заставила затрепетать мое сердце. Она появилась только на третьей неделе моего пребывания в студии "Кистоун"... Но стоило нам узреть товарищ друга, и мы оба воспламенились. Чувство было взаимным, и личность моя пела. Какими романтичными были те утра, когда я бежал в студию, зная, что вот сегодня увижу ее. По воскресеньям я ходил к ней в гости, она жила с родителями. Каждая наша саммит была полна признаниями в любви, и каждая наша саммит была полна борьбы. Да, Пегги любила меня, но достичь я ничего не мог. Она была тверда, и в конце концов я отчаялся и отступил. Жениться я тогда ещё намерения не имел. Я излишне ценил свободу, сулившую мне необыкновенные похождения. Ни одна леди не могла сравниться с тем смутным образом, тот, что жил в моей душе".

Конечно, служба тогда всецело захватила молодого режиссера, артиста и сценариста в одном лице. В студии "Эссеней" в 1915 году он снял 12 фильмов, по одному в месяц, посреди них "Чемпион", "Бродяга", "Женщина", "Вечер в мюзик-холле". Когда срок контракта истек, Чарли запросил при подписании нового контракта вьложить разом на столик сто пятьдесят тысяч наличными. Это было его главным условием. Фирма "Эссеней" на это не пошла. Чаплин закончил съемки фильма "Кармен" и отправился в Нью-Йорк, где брат Сидней рассматривал все поступившие в его адрес предложения о работе от других кинокомпаний. Самые выгодные условия предложила "Мючуэл".

И вот последовало торжественное подписание контракта. Чарли Чаплина сфотографировали в миг получения чека на сто пятьдесят тысяч долларов. Вечером он стоял в толпе на Таймс-сквер, когда на световом табло здания, где помещалась редакция газеты "Тайме", побежали буквы: "Чаплин подписывает контракт с "Мючуэл" на 670 000 долларов в год". "В моей жизни за это время произошли такие перемены, что я уже потерял способность волноваться", - заметил артист.

Первый же кино ("Контролер универмага"), снятый Чаплином в "Мючуэл", имел немалый счастливый момент. Вскоре он втянулся в работу и произвольный месяц выпускал по одной комедии в двух частях - "Пожарный", "Скиталец", "В час ночи", "Граф", "Лавка ростовщика", "За экраном"...

"Пожалуй, служба в "Мючуэл" была самым счастливым периодом моей творческой жизни. Мне было двадцать семь лет, меня не обременяли никакие заботы, а предстоящее сулило быть сказочным. Скоро я должен был сделаться миллионером - все это чуть-чуть смахивало на вздор. Деньги лились рекой... Бесспорно, фарт меняет в жизни человека все. Когда меня с кем-нибудь знакомили, свежий участник беседы неизменно смотрел на меня с огромным интересом. Хотя я был всего только выскочка, мое взгляд приобрело крупный вес". Чаплин обзавелся секретарем, лакеем, автомобилем и шофером. Его всегда приглашали к себе знаменитости, он подружился с артистами, музыкантами, певцами.

Закончив работу в "Мючуэл", Чаплин подписал контракт с "Ферст нейшнл", но решил выстроить для работы собственную студию. В это время он капитально дружил с Эдной Первиэнс, которую пригласил сниматься в своих фильмах, когда работал ещё в фирме "Эссеней". В глубине души Чаплин надеялся, что женится на ней, но он не хотел торопить события. Эдна, явственно, была чересчур скромной и застенчивой, чтобы явить инициативу самой.

"В 1916 году мы с ней были неразлучны, - вспоминает Чарли, - совместно ходили на вечера Красного Креста, на все балы и приемы. Случалось, что Эдна ревновала меня. Выражала она свою ревность достаточно тонким и коварным способом. Стоило кому-нибудь выказать мне сверх меры явное внимательность, Эдна разом исчезала, и мне тут же же сообщали, что ей стало дурно и она просит меня приблизиться к ней. Разумеется, я бежал со всех ног и просиживал подле нее остаток вечера".

Возможно, нерешительность Чарли подтолкнула Эдну к другому мужчине. Она влюбилась в красивого молодого актера - Томаса Мейгана. Чаплин был уязвлен и расстался с Эдной, что никак не отразилось на совместной работе.

"...Писать сценарии, игрывать самому и становить фильмы пятьдесят две недели в году - это требовало все-таки неимоверных усилий, изнурительного расхода нервной энергии. После каждой картины я чувствовал себя разбитым и вконец измученным - мне необходимо было хотя бы день пролежать в постели... Я старался, чтобы романы не мешали моей работе. А когда слабость все-таки прорывалась через преграды, все просто выходило не слава богу - либо перебор, либо недобор. Но служба вечно была для меня важнее всего".

Со вторым браком Чарли Чаплина аккурат так и произошло, получилось вновь "не слава богу". Осенью 1917 года Сэм Годвин пригласил его к себе на виллу плескаться. День прошел развесёло, но достаточно бессмысленно. Чарли познакомился с Милдред Харрис, которая была с неким мистером Хэмом, но влюблена была в Элиота Декстера и кокетничала с ним. И вот вечером она попросила Чарли подвезти ее.

Чарли довез Милдред до дому, но еле-еле сам вернулся к себе, как она ему позвонила! И вопреки тому, что Чаплин считал ее глупенькой, он все-таки пригласил ее кушать. "Хотя в тот вечерок она была крайне Красива и мила, я не почувствовал того радостного возбуждения, которое заурядно вызывает среда хорошенькой девушки. Я испытывал к ней определенное влечение, но затевать романтическое ухаживание, которого от меня ждали, мне было легко лень".

Чарли Чаплин в воспоминаниях "забывал" упомянуть одну безделица - девушке было всего четырнадцать лет. "Последовали обеды, танцы, лунные ночи, прогулки по морю и произошло неизбежное. Милдред встревожилась". Скорее всего, встревожилась ее мамаша. Чарли Чаплин вынужден был экстренно жениться. "Церемония была до ужаса элементарный и деловитой... На душе у меня было смутно. Я чувствовал, что запутался в сети глупых случайностей, что все это бессмысленно и ненужно, и свой союз лишен прочной основы... Я не был влюблен, но в настоящий момент, когда женился, мне хотелось, чтобы я любил свою жену и чтобы свой брак оказался счастливым".

Прошло немного месяцев семейной жизни, а Чарли сделал только одну комедию. Работа шла мучительно, и артист во всем винил неудачный брак, тот, что нехорошо сказался на его творческих способностях. Но когда он увидел на сцене 4-летнего мальчугана Джекки Кугана, ему пришла мысль "Малыша" - одну из лучших комедий с героем-бродягой.

Увлеченный новым фильмом, Чарли идеально забыл о юный жене, которую, хотя вообще-то, устраивала собственная совершенно независимая бытие. "По натуре Милдред была не лютый, но она была безнадежно зоологична. Я ни при каких обстоятельствах не мог достигнуть до ее души - она вся была забита каким-то розовым тряпьем и всякой чепухой. Спустя год вслед за тем свадьбы у нас родился дитя, но прожил он всего три дня..." Кроме того, Чарли передали сплетни о его жене, о том, что она неверна ему. Они решили развестись, но мирного расставания не получилось. Журналисты сумели раздуть дебош, и в печати Милдред обвинила мужа в жестокости. Развод дорого обошелся актеру, помимо того, он оказался в центре внимания бульварной прессы.

После успеха "Малыша" в 1920 году и позора развода Чаплин позволил себе некоторую передышку. В 1922 году он снял в "Ферст нейшнл" "День получки", в следующем - "Пилигрим", и на этом распрощался с этой компанией. Отныне он стал снимать для кинокомпании "Юнайтед артистс", чьим совладельцем он был. "Несколько недель я мучился, выискивая тему. Я все время твердил себе: "Этот кино должен быть величайшим фильмом эпохи!" - но ничто не помогало". Но один раз он увидел фотографию золотоискателей на Клондайке. Возникла мысль снять "Золотую лихорадку". Во время работы этого фильма Чарли Чаплин вновь женился, но и об этом периоде своей жизни он вспоминал крайне не с охотой - до того брак оказался неудачным. "Я не стану трогать подробностей этого брака - у нас двое взрослых сыновей, которых я шибко люблю. Мы прожили с женой два года, пытаясь сотворить семью, но ничего не получилось; у обоих осталось только ощущение горечи".

Зато сми не выражала столь деликатности, рассказывая об этом браке великого комика. Дело в том, что выходя замуж за Чарли, Лита Грей была ещё весьма юной, несовершеннолетней актрисой, и он вынужден был жениться, в силу того что что она ждала от него ребенка. Естественно, что и в этом союзе Чаплина о семейном тепле и взаимопонимании не могло быть и речи. Когда все стало решительно ясно, последовал развод, сопровождавшийся страшным скандалом: Лита обвиняла Чарли в жестокости и аморальности. Ее заявление в суд состояло из 42 страниц. Оно было перепечатано и продавалось на улицах по 25 центов за копию. Лита раскрыла в заявлении некоторые подробности их семейной жизни: за эти два года у него было пять любовниц, он неоднократно угрожал ей заряженным пистолетом, немного раз предлагал заняться групповым сексом, а кроме того, предаваться с ней любви перед зрителями...

После бракоразводного процесса, по решению которого все добро Чаплина досталось его бывшей жене, огромный комик попал в клинику для нервнобольных. Впрочем, сам он объяснял свой нервический срыв по-иному, мол, почувствовал себя худо позже премьеры "Золотой лихорадки" в Нью-Йорке, которая прошла с большим успехом.

Между тем в киноискусстве произошла грандиозная перемена: "немалый немой" заговорил! "Наступали полумраки немого кино, и это было уныло, оттого что оно начало добиваться совершенства... Однако я решительно решил по-прежнему работать немые фильмы". Чаплин начал к работе над "Огнями большого города". На премьере кино был принят весьма добро. Затем "Огни большого города" не сходили с экрана три месяца и дали больше 400 тысяч долларов чистой прибыли.

Чаплин повез свой кино в Европу, где у него было страсть сколько интересных встреч с великими людьми, посреди них были Черчилль, Уэллс, Бернард Шоу, принц Уэльский. И только через восемь месяцев Чаплин вернулся в Беверлихилз, в свой большущий и пустой обиталище.

"У меня была тайная надежда, что я встречу в Европе человека, тот, что смог бы как-то сориентировать мою бытие. Но ничего не вышло. Из всех женщин, которых мне там довелось повстречать, шибко немногие способны были бы это произвести, а этим немногим я был не нужен".

В Голливуде наступили перемены. Большинство звезд немого кино исчезло с горизонта. С приходом звука в кино очарование и беззаботность Голливуда канули в лету. Он превратился в обстоятельный деловой индустриальный середина. Болтаясь без дела, Чарли Чаплин занялся поисками хорошенькой женщины. Он крайне гордился своей голливудской репутацией покорителя женских сердец и более того называл себя "Восьмым чудом света". Он покорил, в частности, актрис Мейбл Норманд, Эдну Первьянс, Полу Негри и Мэрион Девис, а ещё Пегги Хопкинс Джойс, которая стала одной из богатейших женщин мира благодаря пяти бракам с миллионерами... Вскоре эпизод свел его с Полетт Годдар. Она была весела и забавна. Их связывало одиночество - она никого не знала в Голливуде. По выходным они совершали дальние автомобильные прогулки. Потом Чарли купил чудесную яхту, на которой они отправились на пару на Каталину. После путешествия Чаплин начал снимать новоиспеченный немой кино - "Новые времена" с Полетт Годдар в главной роли. Первая неделька проката фильма побила все рекорды, но уже на второй неделе заинтересованность публики ослабел. Чаплин решил посетить в Китае, а вернувшись из путешествия, обнаружил, что кино "Новые времена" пользуется огромным успехом.

И он заново в мучительном раздумье - снимать ли ещё единственный немой кино? "Было шибко уж нелегко выдумать немой сюжет на час сорок минут, воплощая остроумие в действии... С иной стороны, я думал и о том, что, как бы что надо я ни сыграл в звуковом фильме, мне все одинаково не удастся превзойти близкое мастерство в пантомиме... Вот какие грустные мысли одолевали меня.

Мы с Полетт были женаты всего год, но в наших отношениях уже намечался разрыв. Отчасти этому способствовало мое дурное расположение и тщетные попытки продолжить работу. После успеха "Новых времен" "Парамаунт" пригласил Полетт на немного фильмов. А я не мог ни трудиться, ни развлекаться".

Прошло года два. Чарли и Полетт уже не жили совместно, но ещё не были в разводе и оставались добрыми друзьями. В Европе между тем собирались тучи новой войны, и Чаплин решил снимать комедийный кино "Диктатор", высмеивающий Гитлера. В разгаре работы над фильмом режиссера начали предварять, что у фильма будут неприятности. И хотя "Диктатор" имел здоровый фарт у зрителей, касательство Чаплина с прессой и правительством становились все прохладнее.

Полетт развелась с Чаплиным еле слышно - она сделала это в Мексике, избежав тем самым очередного скандала в прессе. Впрочем, быть может, это объясняется тем, что события в Европе заслонили все другое. Гитлер напал на Россию. Нацисты стояли под Москвой, а Рузвельт тянул с открытием второго фронта. Однажды Чаплина попросили обозначиться на митинге члены Комитета помощи России в войне. Речь эту Чаплин начал с приветствия "Товарищи!" и горячо уверял присутствующих, что нужно поддержать русским.

С этого и начались неприятности. Впрочем, первоначально внешне все было постепенно. Но судьбина послала Чарли встречу с Джоан Берри, начинающей актрисой, которая сыграла в его жизни образ злого гения. Они стали достаточно зачастую встречаться, и Чаплин заключил с Берри контракт на образ в его следующем фильме, сценарий которого он писал в это время. Но после этого заключения контракта Берри грубо изменилась - начала наезжать к нему пьяная посреди ночи, буянить, улаживать скандалы. Когда Чаплин не пускал ее в свой обиталище, она била окна. Чаплин дал ей денег и оплатил проезд до Нью-Йорка с одним условием, что она разорвет с ним контракт на образ в фильме. Он надеялся, что избавился от нее насовсем, но не тут-то было. Однажды она еще раз ворвалась в жилье Чарли, устроила дебош, била стекла. Он вызвал полицию. И потом этой мерзкой истории с Берри Чаплин встретил главную влюбленность своей жизни. Он искал замену Берри для главной роли в фильме "Призрак и действительность". Ему предложили познакомиться с Уной O'Нил, дочерью известного драматурга.

"Она улыбнулась, - вспоминал Чарли, - и мои мрачные предчувствия сию минуту развеялись. Я был пленен ее сияющей прелестью и каким-то особенным, ей одной присущим обаянием... Чем больше я узнавал Уну, тем больше меня изумляли ее ощущение юмора и терпимость - она неизменно с уважением относилась к чужому мнению. Я полюбил ее и за это, и за многое другое".

Чаплин готов был к съемкам нового фильма, но вновь появилась Берри и заявила, что она беременна от него. Началась травля Чаплина в прессе, и они с Уной решили немедля пожениться. Чарли было тогда пятьдесят пять лет, Уне ещё не исполнилось восемнадцати. Долговязая профессорская дочь была угловата и не шибко разговорчива, но ни возраст жениха, ни его малый подъем ее не смущали. Новобрачным удалось одурачить репортеров, зарегистрировать брак в тихом маленьком селении под Санта-Барбарой и провести на пару медовый месяц.

Увы, начало их семейной жизни омрачил судебный ход, тот, что Берри затеяла супротив Чаплина, предъявив иск об отцовстве ее ребенка. Судья вынес вывод о необходимости проведения анализа крови на ДНК. Результат разочаровал всех скандалистов и врагов Чарли: он ни в чем не был повинен, дитятко был не его, девица обманывала. И все же, ко всеобщему изумлению, арбитр вынес вердикт: Чаплин все одинаково должен выплачивать матери ребенка необходимое пособие. Многие увидели в этом решении суда ещё одно подтверждение того, что Голливуд ни при каких обстоятельствах не любил гениального актера.

Процесс совсем вымотал Чаплина. "Я был не в состоянии с кем-либо встречаться или вести беседу. Я чувствовал себя опустошенным, оскорбленным, выставленным на посмешище. Даже наличие слуги смущало меня". Но, отдохнув на пару с младой женой в отдалении от Голливуда, где их не мог откопать ни единственный репортер или друг, Чаплин вернулся к делам. Он дописал сценарий "Мсье Верду" и собрался начать к съемкам. К его здоровый радости, Уна заявила, что не хочет быть актрисой. Наконец-то у Чаплина появилась подруга жизни, которая не пыталась с его помощью изготовить карьеру звезды кино. Он был счастлив.

Фильм "Месье Верду" был славно встречен публикой, но сми и многие критики его не приняли. Мало того, на Чаплина обрушились обвинения в том, что он пособник коммунистов. Члены Католического легиона пикитировали кинотеатры, и кино кругом снимали с проката. Он еле-еле окупил свои затраты, не получив никакой прибыли. Тогда Чаплин сделал новоиспеченный кино - "Огни рампы", но его уже чуть-чуть волновал счастливый момент или неуспех картины, так как они с женой решили отправиться в Европу. Едва корабль отплыл от берегов США, Чарли принесли радиограмму, в которой говорилось, что въезд в Соединенные Штаты ему закрыт. Погостив в Лондоне, семейство Чаплина, в которой было уже четверо детей и ожидался пятый, решила поселиться в Швейцарии. Они купили здоровущий обитель в селении Корсье с участком и садом.

Чарли Чаплин, живя в Швейцарии, не скучал по Нью-Йорку, тот, что излишне изменился со времен его молодости и работы в Голливуде. В Швейцарии у семьи Чаплина было немало друзей, посреди них королева Испании, граф д'Антраг, кинозвезды и писатели. Весной в гости приезжали англичане и американцы, а сами Чаплины непрерывно ездили в Лондон, Париж, Венецию и Рим. Уна была для Чаплина не только женой, матерью его детей, другом в злоключение - она стала его божеством. Старость великого комика прошла в удивительной гармонии с этой хрупкой, скромной и милой женщиной, которая родила ему пятерых дочерей и троих сыновей.

партнерская реклама